Билеты в Большой театр
8-495-411-18-90
Афиша театра Схема зала Схема проезда О компании Контакты

Спектакли прошлых лет: "Декабристы" (1958 г.), Часть 4

Ранее: 1, 2, 3

декабристУдивительно эффектен найденный режиссером выход восставшего Московского полка с боевой солдатской песней; и сама песня, являющаяся подлинной находкой композитора, и вся картина в целом хорошо передают несгибаемый, героический дух русского воинства.
Огромные масштабы сцены Большого театра позволили художникам воссоздать в подлинной достоверности замечательный архитектурный ансамбль Сенатской площади. Перед зрителем оживает историческая обстановка восстания. В предутреннем тумане вырисовывается могучая фигура медного всадника, вокруг которого выстраиваются в боевом каре восставшие полки.
Мощно звучит хор солдат. В патриотическом порыве сжимают друг друга в объятиях декабристы, выведшие полки на площадь. Их настроение передается народу — рабочим, строящим Исаакиевский собор, которые готовы стихийно включиться в восстание. Нонет Трубецкого:... Декабристы понимают, что в решительный час князь изменил их святому делу: войска остались без командира... Инициативу берет на себя Рылеев. Он не дает упасть боевому духу войск...
Кто говорит, что нет у нас вождя?
А честь отчизны, а ненависть к тирану?
Декабристы поднимают полки в атаку на войска, высланные царем для разгрома восстания.
В оркестре фанфарная тема восстания сталкивается с мрачной темой самодержавия. На фоне симфонической картины разворачивается грандиозная батальная сцена, динамически решенная режиссером. Царские войска на сцене не показываются; но атака декабристских полков воспроизведена режиссером с таким живым пафосом, что зритель своим воображением дополняет недостающие детали сражения.
В сопоставлении с грандиозными массовыми масштабами четвертой картины (у Рылеева) и шестой (Сенатская площадь) промежуточная пятая картина вносит резкий контраст; она подчеркивает мрачное одиночество Николая I. Сцена представляет уголок тронного зала в Зимнем дворце в предрассветные сумерки; стены зала затянуты кроваво-красной тканью, тусклые огни канделябров отбрасывают на них зловещие тени. Николай стоит на ступенях трона и напряженно всматривается в окно, мимо которого с боевой песней проходят восставшие полки... Сумрачный колорит этой сцены как бы предвещает те беды, которые несет для народа Николай Палкин, вступающий на престол под грохот пушек, расстреливающих русских солдат. Образ Николая играет чрезвычайно важную роль в опере: он как бы воплощает в себе ту косную и мрачную силу крепостного строя и самовластья, против которых выступили декабристы. Об этом говорит еще увертюра, где тема декабристского восстания, облеченная в торжественно-светлое звучание труб, сопоставляется с зловещей, остро акцентированной темой Николая, сопровождаемой судорожной барабанной дробью. декабристыЭтот образ мрачной и жестокой воли вновь возникает в пятой картине, предшествуя большому декламационно-речитативному монологу царя. Монолог Николая требует от исполнителя отточенного мастерства вокальной декламации; он должен подчеркнуть противоречивые чувства, обуревающие в это утро царя: его смятение, тревогу, страх, и в то же время — злобное упорство, упрямую решимость во что бы то ни стало задушить восстание.
Этого не во всем сразу достигли первые исполнители роли Николая А. Огнивцев и С. Николаев. Не сразу оформился и сценически образ бездушного тирана. В сценическом портрете российского самодержца, который характеризуется Энгельсом как «самодовольная посредственность с кругозором ротного командира», на первых порах ощущалось недостаточно глубокое раскрытие исполнителями неприглядного внутреннего мира царя-солдафона. В образе, созданном А. Огнивцевым, в первых спектаклях преобладали черты внешней эффектности, несколько слащавой красивости. Его Николай весьма мало походил на «остриженную и взлызистую медузу с усами», как обрисовал кровавого царя в своих воспоминаниях Герцен. Со временем трактовка этого образа на сцене Большого театра углубилась, обогатилась чертами сатирической заостренности. Близка к сатирическому обличению этого персонажа седьмая картина (бал), где царь рисуется сластолюбивым пошляком, самодовольным жестоким фигляром. В последнее время удачно выступает в этой трудной роли молодой певец Нечипайло.
Но вот все глуше становятся отголоски боя. На ступенях здания Сената умирает старый солдат, сраженный царской пулей...
Выразителен финал этой картины: над опустевшей площадью тревожно ползут тяжелые свинцовые тучи... Трагическую тишину нарушают лишь свадебный напев народной песни да бой курантов Петропавловской крепости...

Продолжение...